Конституционный суд (КС) обнародовал определение по делу о проверке конституционности федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», регламентирующего процедуру их согласования с властями. КС растолковал, что ограничивать проведение мероприятий без веских доводов нельзя. Выступивший с «особым мнением» судья Анатолий Кононов уверен, что оспоренная норма приводит к произвольным запретам на проведение публичных мероприятий и решение КС эту практику не изменит.

Александр Лашманкин, Денис Шадрин и Сергей Шимоволос, проживающие в разных городах России, совместно оспорили конституционность положения ч. 5 ст. 5 федерального закона 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Эта норма разрешает местным чиновникам выдвигать организаторам публичного мероприятия «мотивированное предложение» об изменении запланированного места и (или) времени его проведения. Процедура переговоров не регламентирована, проводить несогласованное в итоге мероприятие законом запрещено. По мнению заявителей, оспариваемая норма фактически предусматривает разрешительный порядок проведения публичных мероприятий, что противоречит Конституции, гарантирующей гражданам право на мирные собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования. Поводом для общей жалобы послужили отказы властей в согласовании митингов, шествий (в том числе «Марша несогласных») и пикетов в Самаре, Нижнем Новгороде и Кирове. Суды общей юрисдикции, куда обратились заявители, не признали незаконными действия не согласовавших мероприятие чиновников.

На минувшей неделе КС утвердил мотивировочную часть вынесенного 2 апреля на пленарном заседании определения. Суд указал, что органы власти обязаны привести веские доводы в пользу того, что проведение мероприятия невозможно в связи с необходимостью защиты публичных интересов. При этом может быть предложен лишь такой альтернативный вариант для проведения публичного мероприятия, который позволял бы реализовать его цели. Судебные инстанции в случае поступления жалобы обязаны в срок «до даты проведения планируемого мероприятия» оценить действия властей с точки зрения их правомерности и обоснованности. От рассмотрения жалобы в открытом заседании с участием сторон КС отказался, сочтя, что разрешение конкретных споров о месте проведения акций не входит в его компетенцию, а для разрешения поставленного заявителями вопроса итогового постановления не требуется.

С этой позицией не согласился лишь судья Анатолий Кононов, который часто выступает в КС с «особым мнением», в том числе по громким политическим делам (в 2005 году был против признания конституционной нормы об отмене губернаторских выборов, а в 2006-м — против отказа КС от проверки законов Кабардино-Балкарии, регулирующих ее административное деление). Господин Кононов считает, что КС в данном случае «уклонился от своей главной обязанности — защиты конституционных прав и свобод граждан». Хотя оспариваемая норма «провоцирует повсеместные и массовые нарушения свободы мирных собраний». По сведениям источников «Ъ», эта позиция противоположна мнению полпреда президента в КС Михаила Кротова, который в письменном отзыве по делу утверждал, что такие эксцессы единичны. Судья Кононов в качестве свидетельства обратного ссылается на сообщения СМИ, заявления партий и доклад уполномоченного по правам человека в РФ «О соблюдении на территории РФ конституционного права на мирные собрания», в котором говорится, что «практика «согласования» проведения публичных мероприятий носит не правовой, а сугубо политический характер».

Судья отмечает, что неопределенность понятий «мотивированное предложение» и «согласование» приводит к «циничному и ничем не ограниченному произволу. Исполнительная власть может использовать оспариваемые положения в своих интересах», получая возможность «не только противодействовать любой публичной критике собственной деятельности», но и «под влиянием партийной ангажированности зачастую предоставлять определенные преимущества одним политическим партиям и движениям и пресекать возможные выступления их оппонентов».

Судью Кононова возмущает, что «любезно предлагаемый КС список возможных причин запрета массовых мероприятий» — например, «необходимость сохранения бесперебойного функционирования коммунальной и транспортной инфраструктуры» или поддержание общественного порядка — «применим фактически к любому массовому публичному мероприятию подобного рода». Без четких критериев власти могут использовать «любой повод и предлог» для отказа в проведении акции, а нередко и сами его создавать.

Судья Кононов приходит к выводу, что в своем определении КС «явно перекладывает на суды общей юрисдикции собственную компетенцию», поскольку «дефекты оспариваемой в данном деле нормы не позволяют надеяться на ее единообразное системно-конституционное толкование и применение на практике». «Действующая практика применения закона обнуляет Конституцию, власти по формальным основаниям позволяют себе менять не только время и место, но и формат мероприятия», считает глава петербургского отделения Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова. По ее словам, мировые судьи не раз неофициально советовали ей и ее соратникам обращаться за защитой своих прав в КС. Безусловный плюс в решении КС, отмечает госпожа Курносова, заключается в требовании к судам общей юрисдикции рассматривать такие дела до даты проведения мероприятия.

Анна Ъ-Пушкарская, Санкт-Петербург

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1210922

Наиболее искомые запросы:

  • Молодежный банк
  • рок концерты в кирове
  • Справочник по трудоустройству несовершеннолетних
  • народные промыслы кирова
  • регистрация эмблемы
  • клуб анонимных алкоголиков киров