На вопросы сайта Центра поддержки НКО отвечает председатель Вятской областной детской организации «Вече», член общественной палаты Кировской области Михаил Плюснин. Темой для разговора стали проблемы развития гражданского общества и некоммерческих организаций в разрезе их взаимоотношений с местной властью.

Какие изменения наблюдаете со своей позиции в последний период, после смены власти в регионе и появления здесь более либерального губернатора?

Да, губернатор позиционирует себя, как либеральный политик. Но одно дело позиционировать, а другое – делать. Дел в либеральную сторону никаких нет кроме свободы митингов, собраний и шествий. Здесь, пожалуйста – полная свобода. В вопросах улучшения жизни НКО смена власти пока не заметна. Но попытки двигаться в этом направлении есть. Так Никита Белых в 2009 году провел грантовый конкурс на 5 млн рублей. Это на самом деле было уникально для Кировской области. В текущем году в южных районах проводится грантовый конкурс народных инициатив, который курирует зампред областного правительства Мария Гайдар. Конкурс тоже для региона достаточно уникальный.

Насколько вообще гражданское общество и НКО в Кировской области зависят от власти?

Кировское общество, конечно же, очень зависит от власти – это даже не обсуждается. Вопрос в том, был бы создан «Союз автомобилистов» или произошли какие-то другие вещи, без того, что у нас появился губернатор Никита Белых? Не знаю… Общественная палата (ОП) – она, скорее всего, была бы создана в любом случае. Сейчас или через год, или при другом губернаторе. Вопрос, чем бы она занималась? Белых продвинул пост уполномоченного по правам человека, создал ОП. Это вещи, которые в области очень долго обсуждались. Если получится, с января 2011 года будет закон о бесплатной адвокатской помощи некоторым группам населения Кировской области. Этот закон тоже лет 5 обсуждался. Объективно все это надо связывать с губернатором, потому что он приложил к этому руку. Другой губернатор, может быть, устроил бы ОП, но прописал, возможно, другую процедуру ее формирования, набрал бы других людей, и она работала бы иначе. При другой власти могли бы не спешить с институтом уполномоченного по правам человека - он бы еще спокойно лет 5 у нас не создавался. То же самое по правам ребенка. И сейчас не везде в стране созданы институты уполномоченного по правам ребенка. У нас создали.

Каким образом местные НКО транслируют властям свои инициативы?

По слухам, организации что-то высказывают. По слухам, они пишут письма губернатору. А его позиция состоит в том, что все общественные важные инициативы должны быть озвучены через ОП. Она все это аккумулирует, выступает организатором круглых столов или слушаний по каким-то важным вещам и уже на эти слушания приходят чиновники, губернатор и так далее. Однако эта позиция губернатора как-то очень плохо освещена. Поэтому народ по-прежнему обращается напрямую к губернатору, а не в ОП. Палата, может быть, года через два-три (но не сегодня) станет транслятором, аккумулятором мыслей общественных некоммерческих организаций. Необходимо создавать специальные управленческие рычаги, чтобы она стало таковой. Допустим, через ОП провести социальные конкурсы по повышению уровня квалификации кадров. Либо какие-то информационные вещи вести через ОП, а не через пресс-центр правительства области. Либо конкурс грантов для НКО проводить не через департаменты, а через палату, чтобы показать высокую роль, которая ей отводится. Пока это не происходит и все реальные потоки денег остаются в правительстве - ясно, что люди будут писать все заявления в правительство. В этой части ничего не поменялось. Как рулил всем губернатор в лице правительства и соответствующих департаментов, так и рулит.

А отношение самой власти к НКО изменилось? Если принципы взаимоотношений остались прежними, может, сменилась их тональность?

Я этого не замечаю. Отношение к нашей организации, каким было раньше, таким оно и осталось. Мы раньше пользовались пониманием и поддержкой, и сейчас пользуемся. Нам никто не говорит – раз вы такие молодцы, давайте мы с вами сделаем еще одно совместное мероприятие. Нет и такого, чтобы власти спрашивали или использовали наше экспертное мнение. До сих пор по умолчанию считается, что самые лучшие специалисты сконцентрированы в органах власти и управления, и они сами все прекрасно знают и видят. А поскольку организации у нас в основном не буйные и не шумные, и не особо скандальные – все вопросы решаются тихо, спокойно, где-то там в кулуарах.

Какие вопросы являются сейчас для вас наиболее актуальными?

Что касается организации «Вече» - это системный отказ пользоваться финансовой помощью. Я от имени организации не обращаюсь за деньгами, потому что сегодня их нам могут дать исключительно в рамках конкурса управления по делам молодежи Кировской области. Все потоки бюджетных денег структурированы. Я не могу обратиться в «спорт», потому что я не занимаюсь спортом – я занимаюсь правовым просвещением, правовой защитой несовершеннолетних. Это идет либо по «образованию», либо по «молодежи». У «молодежи» есть определенные финансовые конкурсы, у «образования» на нас - нет. Соответственно, я могу рассчитывать на денежные средства только в рамках финансирования управления по делам молодежи. А там ничего не могу получить, поскольку на протяжении ряда лет на проекты организации «Вече» ничего не выделяют. Считаю, что у нас есть хорошие проекты. Поэтому сейчас мы принципиально не заявляемся, поскольку изначально не уверены в добросовестности при распределении грантовых денег.

Что вы думаете о взаимодействии НКО и СМИ? Насколько я знаю, у «Вече» в этом плане накоплен серьезный опыт.

Проблема в том, что наши СМИ хотят получать готовую информацию. У нас не принято, чтобы журналисты раскапывали тему, выискивали сложные случаи. Наоборот, ты пришел к журналисту, все ему принес – документы, готовый файл, чтобы он не мучился, только подправил под себя, вставил правильные речевые обороты и опубликовал за своей подписью. Поэтому мы в таком формате и стараемся работать. У нас есть специальный человек, который готовит черновую работу, пишет черновой текст, раскладывает информацию по редакциям. Если возникает какая-то горячая тема, допустим, по защите прав человека, мы даем журналистам комментарии. Это хорошо и для нас - есть реакция, и для СМИ - им дали комментарии и есть что показать. О своей работе мы стараемся дать минимум одну информацию в неделю, изначально систематически работаем с прессой. Другие некоммерческие организации так не работают, соответственно, их освещение в СМИ очень низкое.

Думаю, в вашем случае большой интерес со стороны СМИ понятен. «Вече» занимается злободневными вопросами, связанными, в частности, с защитой прав ребенка и другими проблемами, которые, как правило, вызывают широкий общественный резонанс…

На самом деле в Кировской области есть множество организаций, которые занимаются важными делами - тот же «Союз Чернобыль», Детский Фонд. Там очень остро стоит вопрос социальной защиты. А лекарства, санаторное обслуживание, жилье, ветераны? Там тоже очень серьезные вопросы. Но эти организации возглавляют люди, которые уже полжизни отработали, сейчас на пенсии. И они все решают чисто номенклатурными методами - отправили письмо по инстанции, сходили, поговорили, пообщались, что-то порешали. Это не публичная деятельность - это обычная кабинетная, номенклатурная работа. Они не работают, как гражданская публичная организация.

Почему так происходит?

В таких организациях просто не понимают, что некоторые вещи должны быть озвучены, ведь они решают типовые ситуации. Мы наоборот считаем, что если какую-либо типовую ситуацию разрешили, получили по ней решение прокуратуры или суда - необходимо возможно шире это тиражировать, чтобы люди знали, как в данной ситуации поступать. И мы тиражируем.

Таким образом, ваши дела получают общественный резонанс?

По некоторым делам, которые мы считаем важными, вообще никакого резонанса в нашем понимании нет. Но это не столь важно. Главное, чтобы наш полезный опыт был озвучен. Чтобы люди при желании могли к нему обратиться. Об этом, по крайней мере, хотя бы заявлено, где-то озвучено, где-то напечатано. А если организация, допустим, имеет большой опыт разрешения проблем по своим темам, но об этом никто не знает кроме руководителя этой организации? Все проблемы мира силами этого человека не решишь, надо чтобы люди тоже что-то сами делали, шевелились.

Опытом «Вече» пользуются другие организации?

Конечно. Мы сделали справочник по трудоустройству подростков. Раздавали его на уровне ПФО, и организации, которые работают по этому профилю, сказали, что у нас получилась очень хорошая книга, в которой все просто и доступно. Это опыт именно в плане документационного обеспечения. Что касается работы с призывниками - отсрочек от армии, освобождения по медицинским показаниям. Если есть уникальное решение, которое впервые возникло по тому или иному вопросу - мы таким опытом обмениваемся, на сетевом уровне по РФ. Точно также другая российская организация, получив прецедентное решение, обменивается с другими организациями. «Вече» входит в несколько российских сетевых структур. Есть специальная сеть организаций, работающих с призывниками, есть сеть, работающая с молодыми людьми, которые выразили желание проходить альтернативную службу, есть сеть, которая работает с теми, кто находится в воспитательных колониях. В рамках этих сетей мы и работаем. Информация поступает через Интернет, работает рассылка, есть сайты, где можно что-то посмотреть. Более или менее регулярно проводятся конференции. Это процесс взаимный. Кто может, кому есть чем поделиться – информацией, опытом – все это выкладывается в свободном доступе.

Назовите наиболее важные, на ваш взгляд, гражданские инициативы, которые были реализованы в Кировской области?

Наиболее значимая гражданская инициатива, на мой взгляд, за последнее время – создание «Союза автомобилистов» и их акция по обмеру ям. Очень техничная процедура. Нашли яму, измерили. Если не соответствует стандарту – сфотографировали, описали, где она находится, и направили заявление в прокуратуру. Прокуратура выносит решение, обязывающее отремонтировать такой-то участок дороги. Понятная, простая, хорошая гражданская инициатива. Хотя она и не уникальная.

Есть нормальная инициатива по грудному вскармливанию младенцев. Ей уже года три. Специальная группа женщин, которая занимается этим вопросам, пропагандирует грудное вскармливание, общается с педиатрами, с медсестрами. В некоторых случаях они обращаются к нам в «Вече» за поддержкой в правовом плане. Есть и другие нормальные инициативы, которые сами собой живут и развиваются. Например, шумная инициатива - движение жильцов общежитий. Люди жили в этих частных общагах и бились головой о стенку, доказывая, что так быть не должно, общаг не должно быть частных, они должны находиться в муниципальном ведении. И в этом году процесс, кажется, пошел. Перед нами типичная, правильная, гражданская, народная инициатива, когда народ говорит: «Это не должно быть так». Причем все понимают, что это связано с нарушением закона. Понимают, но никто ничего не делает.

Но в идеале подобных инициатив должно быть больше?

Да, разумеется.

А какую роль в развитии гражданских инициатив играют местные власти?

На уровне города Кирова я считаю очень успешным проектом конкурс грантов для органов территориального управления. Это всем известные площадки – детские, спортивные, дворовые. Когда городская администрация объявляет конкурс, граждане заявляются на него и говорят: «Мы хотим сделать в нашем дворе такую-то площадку, так-то его благоустроить». Город дает 50-70 тысяч рублей. Граждане вкладывают свой труд, свои деньги. Управляющая компания добавляет свои средства, депутаты – свои. В итоге из начальных 70 тысяч получается около 400 тысяч рублей, вложенных в дворовую площадку. Это абсолютно реально работающая схема. Сейчас насчитывается уже где-то под сотню этих площадок, причем хороших полномасштабных площадок, где есть качели, карусели, домики, статуи, клумбы – в общем, обустроенные дворовые территории. И если бы это все проводилось на уровне муниципального заказа благоустройства города, то стоило бы за миллион рублей. А так это обходится для бюджета напрямую, к примеру, около 200 тысяч рублей. Суммы, на самом деле, не сопоставимые. И здесь большая роль в инициативе граждан. Жильцы вышли, поработали, прибрались, что-то посадили. В противном случае это все делала бы определенная муниципальная организация за деньги, за зарплату. То есть на лицо чистая экономия средств городского бюджета.

Михаил, как человеку через НКО реализовать себя, свои амбиции?

У нас люди не представляют самореализацию себя в гражданской сфере. А реализовать себя в сфере власти - легко. Люди изначально, сразу после школы идут в молодежные структуры управления, участвуют в кадровых конкурсах. Потом, соответственно, идешь на муниципальную, государственную службу, становишься чиновником, начальником, потом - начальником побольше… Потом видишь – дополз до пенсии, то есть все понятно. Либо с бизнесом - тоже все понятно. Есть какие-то мысли, склонности – пошел в бизнес. Поработал, поработал – получил много денег. А как реализовать себя в НКО, молодежь, по крайней мере, вообще не понимает.

И никто из председателей ТСЖ не считает свою работу, как самореализацию. Он воспринимает ее, скорее, как тяжкий груз. Очень много чиновников возглавляют НКО. Но чиновник проблемы своей организаций решает не с помощью гражданских вещей, а теми самыми аппаратными, властными способами, к которым привык. А если какой-то человек случайно вдруг «затесался» в НКО и там работает профессионально - это редкость.

Но примеры, наверняка, есть?

Самый яркий пример – это общество «Знание», которым руководит Наталья Шедько. Человек занимается именно организацией и работой общества «Знание». Он в этом направлении движется, он там реализовывается. Для него это обычная, нормальная работа. И общество «Знание» не выдвигает никаких внешних требований, никаких звучных инициатив. Не шумят - ведут курсы компьютерной грамотности, охраны труда, кадрового делопроизводства и так далее. Обычная обучающая организация, которая работает на уровне обычного обучающего заведения.

Точно также все учебные заведения являются НКО. Просто кто-то из них получает деньги из бюджета, кто-то не получает. Кто-то полностью берет деньги со студентов, кто-то финансируется из бюджета. При этом руководители ВУЗов не позиционируют себя, как руководители НКО, заявляя: «Мы ректора ГОСВУЗов!» Все понимают при этом, что господдержка, некий ресурс идет со стороны министерства образования. Если бы они сказали: «Мы представляем автономную, самоуправляемую общность, которая сама выбирает себе ректора, сама выбирает декана, сама определяет внутреннюю жизнь». Они ведь так себя не позиционируют, говорят: «Нет, мы госучреждение и у нас все жестко – правила приема, правила проживания, правила распорядка. Не соответствуешь – все, исключен из числа студентов или уволен из числа преподавателей». Это совершенно другой подход к жизни – с точки зрения власти. Подчеркивается, что это властная структура, а не НКО. То же самое со школами и музеями.

Чувствуется какая-то второстепенность или даже третьестепенность НКО…

Правильно. Ведь сами НКО говорят: «Мы третий сектор». Люди уходят в бизнес и во власть. Все что осталось - в третий сектор. На самом деле, на уровне районов куда человек пойдет? Если он умный – пойдет во власть, если очень умный – в бизнес. А если деваться некуда, а пристроить надо, ютятся в женсовет, в Совет ветеранов, в какую-то структуру, которая должна существовать, а поставить туда некого. Вышел на пенсию уважаемый человек, как его оставить без работы? Давай, мы тебя в Совет ветеранов пристроим. Иди, сиди, дадим тебе кабинет, телефон. Будешь ходить, раздувать щеки, выступать на внеклассных уроках…

Какие вопросы вам интересны в деятельности других НКО?

Мне очень интересен вопрос, как они разбираются с финансами, как они ухитряются находить деньги на бухгалтеров, как ведут бухгалтерскую и налоговую отчетность? Также хочется понять, почему они не активные и никак не могут собраться на какие-то регулярные встречи, даже когда их приглашаешь. Речь идет о более или менее регулярном общении. Когда там встречаются разные люди, возникают новые мысли, новые пересечения интересов, и отсюда как раз возникают новые инициативы. А если никто не встречается, соответственно, инициатив новых не возникает.

Насколько плотно взаимодействуют кировские НКО между собой? Есть площадки для общения, для обмена опытом?

На сегодня появились две новые площадки для общения НКО. Первая площадка по времени появления – это Общественная палата, на базе которой все-таки собираются представители именно общественных объединений. Пусть они собираются не так часто, но это 50 человек, которые представляют 50 реальных организаций. Есть достаточно уникальная виртуальная площадка – это сайт Центра поддержки НКО, где самые значимые вопросы поднимаются и обсуждаются. Молодежные детские объединения имеют свою площадку для общения. Это Ассоциация «Круглый стол детских и молодежных общественных объединений». У других организаций таких объединений просто не существует.

Значит, Общественной палаты для НКО явно недостаточно?

Только сейчас, когда общаешься с людьми в ОП, начинаешь понимать, что существуют вещи, над которыми есть смысл поработать совместно. Поэтому у нас есть идея, чтобы собирать НКО более или менее регулярно. Допустим, какие-то события произошли в стране… Как это может повлиять на некоммерческие организации? Давайте пообщаемся! Какие у вас новости, какие инициативы, в чем помочь, в чем не помочь, может, общим фронтом выступить против чего-то, может, вместе за что-то порадоваться? Потом к человеку, с которым ты более или менее общался, уже гораздо легче обратиться по какому-то конкретному вопросу. Желание
в регулярном общении, может быть, у НКО и есть, но реальных попыток собраться, увы, слишком мало. Хотя с нашей стороны в этом году такие попытки были. Мы реально обзваниваем народ, приглашаем, но приходит из списка примерно одна десятая часть. Это не серьезно. Значит, нет такой заинтересованности.

Есть ли у вас конкретные требования или пожелания к представителям власти?

Ничего не хочу требовать. Самое главное, чтобы они, уж если нас не замечают, так пусть и дальше не замечают. Мы прекрасно без них переживем. Просто не надо о нас вспоминать, когда вдруг приходит необходимость о чем-то отчитываться. Тогда они вспоминают о нас и спрашивают: «Вы что-нибудь по этому вопросу делаете?» Отвечаем: «Да, делаем! Вот это сделали, вот это реализовали». И они пишут в своих отчетах, что на территории Кировской области проводится то-то и то-то. Не надо. Как не спрашивали нас об этом до того, так не спрашивайте и после этого. Вы про себя что-нибудь напишите. Если не замечать, так не замечать…

А если пытаться учитывать волю народа, выраженную в гражданских структурах, необходимо создавать нормальные действующие механизмы.

Беседовал Вадим Братухин

Наиболее искомые запросы:

  • закон кировской области ст.3.4
  • логотипы законодательство
  • девизы команд на спортивных состязаниях
  • поддержка социально ориентированные некоммерческие организации
  • цели деятельности институтов гражданского общества
  • НКО Киров