Государственный университет - Высшая школа экономики (ГУ-ВШЭ) совместно с рядом социологических центров проводит регулярный мониторинг гражданского» общества России. По результатам последнего сотрудники ГУ-ВШЭ Ирина Мерсиянова и Леи Якобсон выпустили и свет научно-исследовательскую монографию «Общественная активность населения и восприятие гражданами условий развития гражданского общества». Интервью с авторами монографии провел Геннадий Шалаев.

- Ирина Владимировна, какова основная цель вашей монографии?

Ввести и научный и общественный оборот новые данные о состоянии гражданского общества в России, о предпосылках его формирования и социальных практиках, лежащих в основе его функционирования. Речь идет о всероссийских репрезентативных опросах населения, проведенных в рамках мониторинга состояния гражданского общества Лабораторией исследования гражданского общества Государственного университета - Высшей школы экономики. Сбор эмпирической информации осуществил осенью прошлого года Фонд «Общественное мнение», который является нашим партнером но мониторингу.

Кстати, регулярный мониторинг состояния гражданского общества, начатый в ГУ-ВШЭ в 2006 году под руководством первого проректора Л.И. Якобсона и в сотрудничестве с Общественной палатой, является ответом на сформированный к тому времени запрос со стороны власти и общественности.

Особую значимость этому мониторингу придавало принятие в 2005 году Федерального закона «Об Общественной палате РФ», в котором жестко зафиксировано требование — ежегодно давать адекватную характеристику состояния гражданского общества. Собственно, это мы и делаем.

- Подобные исследования раньше проводились?

- Наш мониторинг учитывает опыт проведения исследований по различным аспектам тематики гражданского общества, начатых в нашей стране в 1990-х годах. Это исследования Института социологии РАН, Института социально-политических исследований РАН. Фонда «Общественное мнение». Левада-Центра, ВЦИОМ и других исследовательских организаций. Однако их результаты скорее фрагментарно покрывают тематическое поле, связанное с гражданским обществом, и не поддаются прямому сопоставлению между собой. Характерной чертой наших мониторинговых исследований является не только очень широкий спектр охвата объектов и предметов исследования, но и ориентация на создание базы данных по индикаторам и показателям формирования гражданского общества. Это задача на многие годы.

- Что стало для вас самым неожиданным в ходе работы над результатами опросов?

- Были получены результаты, опровергающие некоторые стереотипы. Например, диагностируя общий уровень толерантности нашего общества, мы выяснили, что группа более склонных к толерантности россиян находится практически на границе с группой более склонных к интолерантности. В целом же 47% россиян в той или иной мере можно назвать толерантными людьми, и 53% — в той или иной мере интолерантными. Причем в группе людей с высоким уровнем толерантности, то есть обладающих выраженными чертами терпимой личности, насчитывается лишь 0,5% респондентов. Эти пограничные значения заставляют нас воздержаться от однозначных характеристик россиян как толерантных или интолерантных: демаркационная линия между ними почти отсутствует.

В социальном же смысле россияне более склонны к интолерантности. Здесь нет никакой разницы между мужчинами и женщинами. Социальная нетерпимость увеличивается прямо пропорционально возрасту и обратно пропорционально уровню образования. С точки зрения материального благосостояния в группу склонных к толерантности попадают лишь те, кто не испытывает материальных затруднений и может, по их словам, при необходимости приобрести себе квартиру или дом.

Этническая толерантность выявляет отношение человека к представителям других национальностей и установки в сфере межкультурного взаимодействия. Здесь россияне декларируют заметно большую терпимость, чем в социальном измерении. В этническом смысле женщины чуть более нетерпимы, чем мужчины. Более интолерантными проявляют себя россияне в возрасте 55 лет и старше (хотя и в меньшей мере, чем в социальном измерении), малообразованные и те, кому не хватает денег даже на питание. Характерно, что социальная интолерантность у нас больше выражена, чем этническая.

Таким образом, толерантность пока нельзя назвать благоприятной предпосылкой развития гражданского общества в России.

- Нет ли парадокса в некоторых цифрах? Например, в разделе о толерантности говорится, что 56% респондентов не согласны с утверждением, что твой народ лучше, чем остальные. И 56% считают, что к некоторым нациям трудно относиться хорошо. Как это понимать?

- Общественное мнение само по себе противоречиво. Я бы не искала нестыковки.

- Хорошо. А какие-либо результаты вас озадачили?

Озадачила неготовность россиян давать конкретные ответы на некоторые вопросы. Например, свое отношение к взаимоотношениям государства и НКО не смогли определить 48% респондентов, в то время как в группе руководителей негосударственных некоммерческих организаций таких оказалось не более 14%). Это говорит о недостатке информированности большинства наших сограждан о работе НКО и гражданского общества в целом, о роли государства во взаимоотношениях с ними. Кстати, повышение информированности граждан должно происходить на всех уровнях. Это может стать как одним из направлений государственной политики содействия развитию институтов гражданского общества, так и предметом заботы на муниципальном уровне.

- Что было самым интересным в исследовании?

- Интересного было много. Например, такой факт: лишь 15% россиян полагают, что гражданское общество в России уже сформировалось. Противоположную точку зрения выразили 64%) респондентов, а каждый пятый (21%) вообще не дал определенного ответа на этот вопрос. Причем доля тех, кто считает, что гражданское общество в нашей стране уже сформировалось, возрастает по мере увеличения субъективных оценок своего уровня жизни: этой точки зрения придерживаются всего 9% тех, кому не хватает денег даже на еду, и 26% тех, кому хватает средств на все.

Интересно и то, какой смысл россияне вкладывают в это понятие. Например, практически каждый второй респондент (47%) связывает гражданское общество с соблюдением принципа равенства всех перед законом. Каждый третий (33%) говорит о неприкосновенности частной жизни.

Надо отметить, что мы предлагали респондентам перечень ответов, сформированных на основе научных концепций гражданского общества, из которых надо было лишь выбрать тот, который они считают правильным. В следующем своем исследовании, которое пройдет в этом году, мы займемся выяснением подлинного смысла понятия «гражданское общество» в восприятии россиян: предложим респондентам отвечать на этот вопрос в открытой форме, то есть самим формулировать значения, входящие в это понятие.

Другой интересный результат был получен по доверию. Как известно, доверие выступает необходимой предпосылкой самоорганизации, солидарности и сотрудничества граждан. Среди наших сограждан фиксируется относительно низкий уровень обобщенного, или социального доверия: лишь 22% россиян полагают, что большинству людей можно доверять.

Однако в контексте ответов на вопросы о формировании гражданского общества можно говорить о том, что социальное доверие является одним из серьезных факторов в конструировании горизонтальных общественных отношений. Оно участвует в формировании коллективов и сообществ, в сотрудничестве и солидарности, в разнообразных видах добровольных объединений граждан. Таким образом, доверие способствует воспроизведению социального капитала. Согласно данным нашего опроса, 65% россиян больше доверяют людям, с которыми у них много общего. Социальное доверие возрастает по мере роста субъективных оценок уровня жизни, а также по мере увеличения образовательного уровня.

Еще одним интересным моментом исследования были результаты, связанные с тематикой прав и свобод человека, соблюдение которых является важнейшим условием существования гражданского общества. Выяснилось, что наиболее важными правами россияне считают социальные. Практически каждый второй респондент самыми главными правами называет право на труд, на бесплатную медицинскую помощь, на бесплатное образование, на социальное обеспечение в старости. Самые же низкие места в этом рейтинге важности отводятся политическим правам и свободам. Таким образом, наименее важными оказались как раз те права и свободы, соблюдение которых в наибольшей степени создает фундамент для формирования и развития гражданского общества.

Вообще в ходе нашего исследования было вскрыто много интересных фактов, касающихся и территориального общественного самоуправления, и мотивов участия населения в общественной жизни по месту жительства, и вовлеченности россиян в общественную работу, в благотворительную деятельность, взаимопомощь.

- Можно ли на основе исследования сделать общий вывод об общественной активности населения?

- Очевидно, что общественная активность россиян не достигла еще своих пределов и имеет значительный потенциал роста во взаимопомощи, благотворительности, добровольчестве, вовлечении в деятельность НКО и гражданские инициативы. Развитие активности зависит от многих факторов, которые мы подробно изучаем в ходе других наших исследований, когда эмпирическими объектами выступают руководители некоммерческих организаций, активисты НКО и гражданских инициатив, должностные лица органов местного самоуправления и муниципальные служащие, от которых зависит формирование местной политики в области под-держки и развития общественных инициатив.

С другой стороны, вопросы информированности россиян об общественных объединениях и других НКО, гражданских инициативах, участия в них занимали одно из центральных мест в наших исследованиях. Было выявлено, что при невысоких показателях реального участия россиян в НКО и гражданских инициативах (17% опрошенных) социальная база российского третьего сектора может быть достаточно внушительной. По крайней мере половина россиян готова принимать участие в мероприятиях и собраниях НКО и гражданских инициативах, каждый третий готов быть добровольцем или работать за плату, каждый четвертый декларирует желание стать инициатором создания или организатором каких либо НKO и гражданских инициатив. Это вселяет надежду на то, что российский третий сектор будет укрепляться. Однако многое здесь зависит от усилий по формированию позитивного общественного мнения по поводу участия гражданского общества в социальных практиках.

Из предисловия к монографии ректора ГУ-ВШЭ Ярослава Кузьминова

В 2006 и 2007 годах Государственный университет - Высшая школа экономики совместно с рядом социологических центров провел два первых тура мониторинга гражданского общества в Российской Федерации. Инициировав проведение мониторинга, мы исходили из того, что гражданское общество - это движущая сила любого осознанного обновления. Если мы не хотим быть руководимыми твердой рукой начальства и бежать за начальством, как пятиклассник за торопящейся мамой, если мы не хотим безучастно относиться к тому, что происходит в обществе или реагировать на изменения только как участники рынка (а круг человеческих интересов явно шире экономических интересов индивида), то необходимо развивать потенциал российского гражданского общества. А для этого прежде всего требуются адекватные, основанные на фактах представления о нем, выраженные в том числе и количественно.


Подойдя к идее измерить потенциал российского гражданского общества, мы провели в 2006 году ряд социологических исследований. В этой деятельности наряду с ГУ-ВШЭ участвовали Левада-Центр, ЦИРКОН и Ромир-мониторинг. Наработанные материалы послужили основой первого ежегодного доклада Общественной палаты РФ о состоянии гражданского общества в Российской Федерации. С учетом опыта предыдущего года мы в 2007 году существенно расширили проблематику мониторинга и привлекли к нему новых участников.


Когда люди самостоятельно координируют свои действия, артикулируют интересы, которые они собираются отстаивать, собирают ресурсы для реализации тех интересов, которые выходят за рамки интересов их семьи или их бизнеса, тогда мы можем говорить об активности, не «наведенной», не организованной по указанию властей, а вырастающей реально «снизу». Такая активность является свидетельством постепенного «взросления» российского гражданского общества.

«Законодательство об НКО» Информационный бюллетень № 7 сентябрь 2008
Издается Агентством социальной информации при участии Центра развитии демократии и прав человека

Наиболее искомые запросы:

  • центры плазмы крови
  • киров комитет солдатских матерей
  • Наблюдательные комиссии
  • налоги выплачиваемые из прибыли от лотерей
  • Комментарии к закону о гос. регистрации некоммерческих организаций.
  • юридическая регистрация символики