Лозунг истинной демократии - не "Пусть это сделает правительство", а "Дайте нам сделать это самим".

Дуайт Дэвид Эйзенхауэр

Чуть более года назад Президентом России Д.А. Медведевым был впервые публично продекларирован курс на всестороннюю модернизацию нашей страны. За это время термин «модернизация» стал самым часто употребляемым не только в экспертной, но и в массовой общественно-политической и социально-экономической дискуссии, и может расцениваться как позитивно, поскольку свидетельствует о его актуальности и востребованности, так и негативно, ведь велик риск банального «замыливания» слова. Как бы то ни было, сегодня большинство происходящих в России событий, обсуждаемых идей и проектов в том или ином виде вписываются в государственный модернизационный проект или рассматриваются через его призму.

Принципиально важно, что задача модернизации не сводится к обновлению технологий. Модернизация России включает в себя две основных составляющих, осуществление которых независимо друг от друга, скорее всего, не представляется возможным. Это модернизация экономики и модернизация общества. Есть еще задача модернизации власти, но, на мой взгляд, это элемент общественно-политической модернизации в целом, а не самостоятельное направление.

Сегодня на государственном уровне определены, сформулированы и представлены обществу конкретные инструменты модернизации экономики. Названо пять приоритетов технологического развития: внедрение новейших медицинских, энергетических и информационных технологий, развитие космических и телекоммуникационных систем, радикальное повышение энергоэффективности; развивается проект российской «силиконовой долины» - инноград «Сколково», ведет свою деятельность Российская корпорация нанотехнологий. О правильном определении инструментов экономической модернизации, об эффективности этих и ряда других мер можно и нужно спорить, как и о том, насколько слова и публичные заявления власти соответствуют тому, что фактически претворяется в жизнь, насколько эффективно тратятся бюджетные средства на эти мероприятия. Такая дискуссия должна существовать, но она не является предметом этого доклада.

К сожалению, по второму направлению модернизационного проекта – модернизации общества – пока нельзя говорить о каких-либо системных мерах. Конечно, были обозначены такие направления работы, как дальнейшее совершенствование политической системы. В частности, установка единых критериев численности депутатов органов законодательной власти субъектов Российской Федерации, предоставление права всем партиям, представленным в региональных парламентах, формировать фракции, освобождение партий, не представленных в Государственной Думе, но имеющие фракции в законодательных собраниях субъектов Федерации, от сбора подписей для участия в региональных выборах, предоставление непарламентским партиям права раз в год выступать на заседаниях региональных парламентов и так далее. Наверное, сложно не согласиться с тем, что данные меры, скорее, ориентированы на точечную настройку политической системы и работу политических институтов, чем на качественные изменения российской общественно-политической жизни.

Свой вклад в модернизацию общества призвана внести модернизация системы образования. Этот тезис, безусловно, не подвергается сомнению. Ценностные установки и идеалы, формируемые, во многом в образовательных учреждениях, безусловно, оказывают одно из ключевых влияний на весь жизненный путь каждого конкретного человека, на его слова и поступки, а следовательно, и на характеристики общества в целом. В этом плане формулируемая установка к системе образования на «раскрытие способностей каждого ученика, воспитание личности, готовой к жизни в высокотехнологичном, конкурентном мире» является актуальной и необходимой для модернизации общества. Но достаточно ли этого? Достаточно ли усилий педагогов по воспитанию новой личности, если во взрослой жизни эта личность будет сталкиваться с обществом, живущим по другим нормам и правилам? И как быть с теми, кто по возрастным характеристикам вышел за рамки системы образования? Конечно, говоря о модернизации, мы говорим о будущем, но это точно не означает, что люди, уже закончившие школу, не могут стать частью модернизированного общества.

Возьму на себя смелость заявить – на сегодняшний день на государственном уровне адекватной стратегии и адекватного плана модернизации общества нет или, по крайней мере, не представлен общественности. На вопрос, почему он вообще должен быть (далеко не аксиома утверждение, что модернизация общества – задача и ответственность государства), и какая модернизация – «сверху» или «снизу» - может быть эффективной, я отвечу позже.

Ситуация осложняется еще и тем, что если в плане экономики мы стартуем с некоторого, пусть отсталого, но все же базового, «ненулевого» уровня, то общественная модернизация начинается с «минусового» уровня. Переход к современному обществу потребует не просто дополнения, расширения каких-то характеристик или особенностей общества сегодняшнего. Он потребует слома и преодоления вековых болезней.

Приведу для наглядности аналогию из области экономики. При реализации крупных инвестиционных проектов в промышленной сфере потенциальные площадки делятся на категории «brownfield» и «greenfied». Первая означает, что на данном участке уже существовало какого-либо рода производство, а, значит, подведены необходимые коммуникации (от водоснабжения, электричества, газа до доступа в интернет), обеспечена транспортная доступность, определены права собственности на землю и так далее. «Greenfied» предполагает буквально строительство в чистом поле. Идеальный формат «brownfield» - промышленный парк. Проекты, реализуемые в промпарках, обходятся инвестору дешевле и более просты в реализации, за исключением каких-то особых случаев. Это ситуация с модернизацией экономики – мы не внедряем инновации на голой земле, у нас же есть во многих случаях небезнадежный менеджмент, кое-где культура производства, разной степени современности предприятия, готовые вкладывать деньги в собственное обновление, внедрение инновационных технологий, готовые инвестировать в НИОКР. В случае с обществом мы имеем даже не «greenfield», на котором можно построить всё, что угодно в соответствии со своими возможностями и фантазией, а перепаханное вдоль и поперек поле. Наше общество не tabula rasa, многие его родовые черты требуют кардинального изменения.

Наше общество больно патерналистскими настроениями на всех своих уровнях и во всех своих структурах. Причем на сегодняшний день эта болезнь не только не лечится, но, увы, зачастую и поощряется властью. Большинство наших сограждан во всем надеются на государство, не проявляют собственной инициативы и активной гражданской позиции, причину всех своих проблем и неудач ищут где угодно, но только не в самих себе. Эти слова могут для кого-то прозвучать обидно или даже оскорбительно, но я не вижу другого варианта публичного поведения и других лексических конструкций. Любое лечение начинается с постановки диагноза, каким бы неприятным он не был. Больного ангиной или воспалением легких не вылечить успокаивающими разговорами и «аскорбинкой», требуются более серьезные лекарства и решения.

Причем, болезнь патерналистскими настроениями – это еще не самое жесткое определение, звучащее в адрес общества. Глава президентского Института современного развития Игорь Юргенс считает, что «жизненные установки большинства россиян приводят к массовому уклонению от исполнения гражданского участия» и заявляет, что «мы не граждане, а какое-то племя».

Болезнь патернализма заразна. Она передается от общества к местному самоуправлению, региональной власти. Многие главы поселений, районов считают своей главной задачей «выбить» максимально возможное количество денег из областного бюджета, а не работать над повышением собственных доходов. То же самое можно сказать и о настроениях у даже самых отпетых либералов – руководителей регионов.

Чем же страшны эти патерналистские настроения? Почему нельзя дальше продолжать жить с ними, ведь были же еще совсем недавно «тучные нулевые» с ростом благосостояния значительной части общества без какой-либо борьбы с патернализмом?

Признано, что благополучие недавних лет было построено в основном на сырьевом базисе. Причем на протяжении всех этих лет шли разговоры о том, что такое положение вещей не может сохраняться вечно как в силу исчерпаемости ресурсов, так и в силу нестабильности мировой конъюнктуры цен. Учитывая, что никакие стратегические меры и усилия не дают мгновенного результата, а последствия и влияние тех или иных экономических, политических решений могут растягиваться на десятилетия, по мнению большинства экспертов, сейчас Россия в той точке на шкале времени, когда определяется ее будущее. Сможем мы спустя годы быть в одном ряду с ведущими мировыми экономиками или нет? Сможем обеспечить качественно улучшение жизни наших сограждан или нет? Ответы на эти вопросы в успехе или провале модернизационного проекта.

И роль общества здесь невозможно переоценить. Д.А. Медведев назвал три социальных недуга нашей страны, тормозящих ее развитие. Это вековая коррупция, вековая экономическая отсталость и патерналистские настроения.

Я проблему патерналистских настроений ставлю на первое место в этой иерархии. Пассивность общества делает возможным существование коррупции, поскольку у нас нет нетерпимого отношения к ней. Четверть наших сограждан вообще не считает коррупцию ненормальным явлением. В итоге коррупция воспринимается как абсолютно нормальный элемент взаимоотношений с властью и способ решения своих проблем, недоработок, правонарушений, а коррупционеры не боятся ответственности, ведь большинство предпочитает играть по их правилам, решая те или иные свои проблемы с помощью взяток. Более того, власти, воспринимаемой в качестве патера, многое, в том числе, и коррупция просто прощается.

Экономическая отсталость является и следствием низкой предпринимательской активности, отсутствием стремления улучшать мир вокруг себя, боязни рисковать.

Кроме того, общество, его качественные характеристики – это сегодня не только узкогуманитарная, социологическая категория, это категория экономическая. Человеческий капитал становится одним из важнейших факторов развития. Экономисты уже давно обратили на это внимание, еще в середине прошлого века, когда экономики ряда развитых стран стали развиваться интенсивнее и быстрее, чем предполагалось в расчетах, основанных на анализе классических факторов роста. Наверное, мы в России только сейчас приходим к осознанию этого, к осознанию роли человека и общества в экономических процессах.

Истоки патерналистских настроений уходят далеко в глубину нашей истории. Сложно отрицать и то, что многие характеристики нашей политической системы и в последнее время, и сегодня не способствовали и не способствуют росту гражданской активности населения. Но я могу с уверенностью говорить, даже открытость и готовность к диалогу власти, даже свобода слова и свобода собраний в сегодняшних условиях не обеспечат победу над патерналистскими комплексами. Такие условия есть в Кировской области. Говорю это как человек и как губернатор, который уже почти два года ведет политику полной информационной открытости, поддерживает любые общественные инициативы, содействует появлению институтов и площадок, направленных на формирование каналов коммуникаций между властью и обществом и, более того, форм контроля общества над властью. Курс, я считаю, выбран верно, и я не намерен от него отказываться, и эта работа дает определенные результаты, но пока эти результаты весьма ограничены, и их динамика не дает основания строить оптимистичные прогнозы, что только за счет этого комплекса мер можно добиться модернизации общества.

Какие еще методы модернизации общества могут рассматриваться? Я уже упоминал о направлении совершенствования действующей политической системы. Ни в коем случае не считаю правильным умалять значимость этой работы, но убежден – институциональные преобразования не обеспечат отказ критической массы людей от патерналистских настроений. Ведь само создание возможностей для артикуляции своих интересов не гарантия того, что этими возможностями воспользуются.

Может быть, информационно-пропагандистская работа по разъяснению преимуществ демократии и гражданского общества? Думаю, что эти методы также не дадут результата. Сколько не убеждай конкретного человека, что гражданское общество лучше чем «негражданское», его личную гражданскую активность не повысишь. В лучшем случае можно добиться согласия на теоретическом уровне (и данные социологических опросов это подтверждают – большинство населения выступают за демократию), но это не окажет никакого влияния на действия и поведение (к сожалению, убежденность в преимуществах демократии и гражданского общества не является достаточной мотивацией ни на их отстаивание в формате участия в массовых акциях, ни на проявление гражданственности в повседневной жизни).

К сожалению, точного рецепта модернизации общества нет и быть не может. Общественные процессы – это не кулинарная книга, где, выполняя определенную последовательность действий, можно получить требуемый результат. Смешение определенных ингредиентов в известной пропорции – тоже не гарантия успеха. Как говорится, «та же мучка да разные ручки». Существующие в европейских и североамериканских странах примеры работы структур гражданского общества, взаимодействия власти и общества могут служить ориентиром, к которому надо стремиться, но не могут копироваться в плане необходимых шагов для достижения желаемого результата. Гражданское общество в этих странах – определенный рядом национальных особенностей продукт их многовековой истории, их пути развития.

И тем не менее, основываясь на собственном опыте предпринимательской, политической, общественной, управленческой, педагогической работы, на опыте формирования и функционирования гражданского в зарубежных странах, я могу предложить свой вариант борьбы с патерналистскими настроениями и движения в сторону подлинной гражданственности в нашей стране.

Люди обычно демонстрируют понятливость и интерес во всем, затрагивающем область их своекорыстных интересов, однако, в большинстве своем, ведут себя обратным образом, когда дело касается общего блага.
Али Апшерони

На мой взгляд, ключевая проблема, с точки зрения модернизации общества, в нашей стране – это отсутствие в сознании подавляющего большинства россиян связи между демократией, гражданской активностью и их личным благосостоянием, благополучием, комфортными условиями жизни.

Соответственно, если мы хотим построить полноценную демократию и гражданское общество, нам надо убедить некую критическую массу людей, что это будет выгодно лично для них, что их гражданская активность сделает их жизнь лучше. И здесь хоть и справедливыми, но абстрактными аргументами того, что «в мире нет ни одной успешной страны с обеспеченными гражданами с недемократической формой правления», не обойтись.

Подтверждением правильности такого подхода является тот факт, что сегодня гражданская активность наших сограждан, как правило, проявляется только тогда, когда задеваются их личные интересы. Вспомним, например, массовые акции автомобилистов против повышения транспортного налога. При этом в абсолютных величинах рост транспортного налога в подавляющем большинстве случаев некритичен как с точки зрения просто доходов граждан, так и в масштабе личного налогового бремени. Личные интересы – не обязательно интересы денежные. Например, общественный протест по теме Химкинского леса напрямую не связан с покушением на «кошелек» граждан, но он основан на ущемлении интересов другого плана – ухудшении условий проживания и экологического благополучия. Акции же протеста против повышения транспортного налога нередко сопровождались и политическими лозунгами, как это было в Калининграде. При этом исключительно «политическая» мотивация не является для большинства граждан достаточно веским основанием для участия в публичных акциях. Например, отмена выборов губернаторов до сих пор воспринимается большинством россиян негативно, но кто может, например, вспомнить массовые акции против этого решения или за возвращение прямых выборов?

То есть, когда задеваются личные интересы, у граждан появляется «корыстная» мотивация, и, как результат, действительно массовые митинги, в случае с транспортным налогом – автопробеги, численность которых особенно в нестоличных регионах превосходит численность оппозиционных акций.

Еще один свежий пример в подтверждение того, о чем я говорю. Вспомните, как начинается нашумевшая и многократно цитируемая статья-пост Алексея Навального, посвященная хищениям в компании «Транснефть», - с предложения заглянуть в свой бумажник и обратить внимание, что из него исчезло 1 100 рублей. Общий размер хищений, по оценке Навального, составляет 4 миллиарда долларов. Но кому и о чем скажут эти абстрактные цифры? Могли бы они вызвать такую возмущенную общественную реакцию без прямого соотнесения с кошельком каждого гражданина? Думаю, что нет.

Я убежден: сегодня в России движение к подлинной гражданственности возможно только на основе формирования и поддержки корыстных, меркантильных стимулов для человека. Слова «корысть» и «меркантильность» в данном контексте не несут никаких негативных смыслов. Они означают просто умение видеть и получать свою выгоду от своих действий, осознавая при этом свою ответственность за свою судьбу. Когда это видение и это понимание приходят, человек и общество в процессе государственного управления переходят из категории «управляемых» в категорию соучастников самого процесса управления, разделяющих вместе с властью ответственность за принятые решения и их результаты.

Почему я считаю, что власть должна создавать и поддерживать такие стимулы? Конечно, то, что модернизация общества понимается как государственная задача, может вызывать определенные вопросы, ведь общество и власть в некоторых смыслах и во многих теоретических подходах считаются отнюдь не частями единого целого, а противоборствующими или, как минимум, сдерживающими друг друга сторонами. Такой подход вызывает естественный вопрос – почему власть занимается развитием гражданского общества? И более широкая постановка этого вопроса – возможна ли модернизация «сверху»? Тем более, что в тех странах, на которые мы смотрим как на ориентир в плане развития гражданских институтов, общество как самостоятельная сила создавалось и зарождалось в борьбе с властью, а не в сотрудничестве и, тем более, не при ее содействии. Но, я считаю, существующий сегодня подход, когда «осовременивание» общества вписывается в государственный модернизационный проект, оправдан. Во-первых, предлагаемые мной шаги к гражданскому обществу подразумевают как раз не искусственное насаждение тех или иных идей и ценностей, а естественную модернизацию, когда человек и общество сами осознанно проходят свой путь к подлинной гражданственности, а роль государства сводится только к формированию необходимых стимулов и мотиваций. Во-вторых, развитие общества стратегически необходимо нашей стране, и со стороны власти было бы безответственно не использовать имеющиеся у нее механизмы и возможности для содействия этому процессу.

Корыстолюбие делает из человека такие же чудеса, как и любовь.
Фонвизин Д.И.

Итак, я вижу 7 мер, 7 шагов, которые должны помочь формированию в России гражданского общества. Безусловно, этот список не претендует на исчерпывающий характер, он – открытый.

Условно предлагаемые мной шаги можно разделить на три направления: совершенствование налоговой системы, развитие местного самоуправление и стимулирование ответственного отношения к самому себе и своему будущему. Это деление, безусловно, нестрогое, многие шаги сочетают в себе элементы нескольких направлений.

Добавлю, что большинство предлагаемых мной шагов в той или иной степени реализуются в Кировской области, поэтому наряду с общим анализом и обоснованием их необходимости я буду говорить об уже наработанном и о конкретных механизмах, доказавших свою эффективность.

Итак, семь меркантильных шагов к гражданскому обществу:

1. Изменения порядка уплаты налога на доходы физических лиц

Наверное, этот «шаг» - самый дискуссионный и самый сложный, с точки зрения необходимого политического и управленческого мужества, для принятия решения.

Вспомним уже приводимый пример с транспортным налогом. Обращу внимание, рост налога в абсолютных цифрах для подавляющего большинства россиян сопоставим с 10-15% его же годового НДФЛ. То есть, причина возмущения не в том, что вдруг придется «отдавать деньги государству», ведь фактически в структуре личного налогового бремени каждого транспортный налог играет далеко не ведущую роль. Я считаю, что дело в формате уплаты налога. Пробуждающий гражданскую активность транспортный налог оплачивается гражданином самостоятельно, он сам достает деньги из собственного кошелька и начинает осознавать себя налогоплательщиком. И сразу же оказывается готов участвовать в уличных акциях, вдруг начинает спрашивать, на что пойдут его деньги и т.д. Основной же и самый большой по размеру налог на доходы физических лиц в случае подавляющего большинства россиян, являющихся наемными работниками, уплачивается работодателем, выступающим в качестве налогового агента.

Гражданин эти деньги не видит и не ощущает, он сразу получает в кассе сумму за вычетом 13% и равнодушно смотрит на них в своей расчетной квитанции. Спросите у самих себя, какой годовой размер уплачиваемого Вами НДФЛ? Уверен, с ходу не скажет никто. Начнется закатывание глаз вверх и попытка посчитать в уме. А вот размер коммунальных платежей, того же транспортного налога, пусть не с точностью до копейки, помнят если не все, то очень многие. Я этот эксперимент проводил много раз, и всегда результат был именно таким.

Поэтому, с точки зрения роста гражданского самосознания, с точки зрения формирования так называемого общества налогоплательщиков, я считаю необходимым изменение порядка уплаты НДФЛ – переход функции налогового агента от работодателя к работнику. Безусловно, это усложнит администрирование налога, но преследуемую данным шагом цель я считаю важнее.

Изменение порядка уплаты НДФЛ способно ускорить формирование гражданского общества и путем создания новых стимулов для местного самоуправления и регионов. Переход обязательств по уплате НДФЛ от работодателя к наемному работнику означает, что муниципальные образования и регионы, с точки зрения пополнения собственного бюджета, получат стимул конкурировать между собой не только за предприятия, но и за людей, стремясь создавать им более комфортные условия для жизни. И перераспределенные суммы могут быть очень значительными, если речь идет, например, о Москве и Московской области или Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Для Кирова эта проблема актуальна в несколько другом ракурсе – наш регион является одним из лидеров в России по количеству людей, работающих вахтовым методом в других субъектах РФ. НДФЛ таких людей поступает в региональный и местные бюджеты не в Кировской области, в которой они фактически проживают, в которой их дети ходят школу, их семьи посещают больницы. Таким образом, изменение порядка уплаты НДФЛ повысит и справедливость распределения налоговых поступлений.

2. Развитие местного самоуправления как общественного института

В соответствии с Конституцией РФ местное самоуправление не входит в систему органов государственной власти и «обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения». Муниципалитеты должны являться институтом и формой, через которую граждане решают свои повседневные проблемы. Более того, многие исследователи считают, что любая демократия начинается на «низовом» уровне через стремление граждан к самоорганизации и самоуправлению. В идеале в рамках местного самоуправления формируются основы гражданского общества, закладываются принципы гражданского участия и инициативы, формируется ценностная установка на то, что решение ряда задач в руках самих граждан, и без их участия ничего не произойдет.

Эта ситуация в идеальной форме. Сегодня в России этого не происходит по двум причинам. Первая – местное самоуправление воспринимается и государственной властью, и жителями как элемент, или нижняя ступень «вертикали власти» «федерация – регион – город или район». Более того, сами муниципалитеты воспринимают себя в рамках этой системы органов власти.

Вторая причина – недостаточная финансовая база местного самоуправления. Из четырех десятков полномочий реально финансово обеспечиваются не более десяти. На сегодня местные налоги не способны в большинстве муниципалитетов сформировать адекватную доходную базу.

В итоге на уровне местного самоуправления и не создаются основы для формирования гражданского общества, и не решаются те проблемы, которые должны решаться.

Поэтому федеральные и региональные власти должны взять курс на укрепление местного самоуправления, предоставление ему подлинной самостоятельности, в первую очередь финансовой, и формирование механизмов активного вовлечения жителей в решение вопросов местного значения.

В Кировской области предпринимаются шаги для нивелирования обеих причин невыполнения местным самоуправлением своих задач. Механизмом повышения гражданской активности населения в рамках работы органов местного самоуправления может стать реализуемый в Кировской области совместно со Всемирным банком проект по поддержке местных инициатив. В рамках проекта Правительство Кировской области объявляется грантовый конкурс для поселений на решение конкретных вопросов местного значения, например, установки уличного освещения, строительства спортивной площадки и т.д. Для участия в конкурсе на уровне поселения должен быть проведен сход граждан, на котором определяется ключевая проблема или задача, для решения которой может быть использован грант Правительства области и формы соучастия населения (внесение денежных средств или выполнение каких-либо работ). Глава поселения формирует заявку, и конкурсная комиссия определяет получателей грантов. Деньги поступают в бюджеты поселений, и с участием самих жителей ремонтируется, например, местный дом культуры. В итоге жители видят конкретный результат своих усилий, начинают рассматривать местное самоуправления именно как институт, в рамках которого они могут обсудить и, что самое главное, решить важные для всех задачи. В 2010-м году проект по поддержке местных инициатив охватил 41 поселение, 6 муниципальных районов Кировской области, а в 2011-м мы расширяем его на все территории региона, а это 389 поселений.

Проект по поддержке местных инициатив не применим к большим населенным пунктам: в городах не найти проект подходящего формата, который бы объединил всех жителей. Поэтому мы планируем реализовать аналогичную по своей сути идею по поддержке «дворовых» инициатив, в рамках которой получателем гранта будет выступать не поселение, а ТСЖ, либо инициативная группа дома или несколько близко стоящих домов.

Что касается финансового обеспечения деятельности органов местного самоуправления. В Кировской области ведется работа по повышению финансовой самостоятельности местного самоуправления. В 2010-м году муниципальные бюджеты получили дополнительные нормативы отчислений в размере 10% от транспортного налога, 5% от налога, взимаемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения, и 100% от налога, взимаемого в виде стоимости патента в связи с применением упрощенной системы налогообложения. С 1 января 2011 года размеры отчислений от транспортного налога составят уже 50%, и от налога, взимаемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения, – 10%. Кроме того, Правительство региона финансово обеспечивает переоценку инвентаризационной стоимости имущества граждан, что приведет к росту платежей по налогу на имущество, который также поступает в местные бюджеты. Причем это, как и любое повышение налогов, крайне непопулярная мера, и мы как Правительство области сознательно берем на себя все публичные и политические риски по принятию этого решения, заявляя о том, что это наша инициатива в ходе всех публичных слушаний, обсуждений и так далее.

3. Самообложение

Самообложение можно рассматривать в развитии первых двух шагов изменения порядка уплаты НДФЛ и развития местного самоуправления.

Самообложение - вполне конкретный механизм, реализуемый как раз на муниципальном уровне. Суть его в том, что жители сами добровольно на референдуме или сходе принимают решение о введении разовых платежей на решение конкретной местной проблемы. В Кировской области, лидере среди российских регионов по развитию самообложения, этой практикой охвачено 157 поселений, или 40% от общего числа поселений.

Подход к самообложению как к сбору средств на конкретные цели предопределяет то, что такая практика, в первую очередь, получает распространение в небольших поселениях. В Кировской области референдумы проводились в населенных пунктах с численностью избирателей от 250 (например, Сосновское сельское поселение, референдум 11 октября 2009г., приняло участие – 174 чел, «за» – 74,7%) до максимум 10 тысяч (г. Белая Холуница, референдум 1 марта 2009г. – 9900, приняло участие – 6378 чел., «за» – 74,05%). В больших городах просто не найти проекта, который был бы важен для всех. В больших городах главе муниципалитета не убедить большинство жителей в необходимости сбора денег. Ведь смотрите, если бы вопрос о повышении, например, транспортного налога решался через общероссийский референдум, то результат был бы, мягко говоря, предсказуем. А в случае самообложения – люди сами идут и голосуют. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что граждане готовы платить, когда понимают и видят на что идут их деньги.

Кстати, то, что референдумы проходят в некрупных поселениях, повышает доверие к их результатам. Причем у нас есть примеры, когда на референдуме принимается отрицательное решение, или отсутствует необходимая явка (а это тоже выражение своей позиции) – таких случаев больше десятка.

Размеры платежей граждан – от 50 до 300 рублей в год. Правительство региона стимулирует введение самообложения через механизмы софинансирования. В настоящее время на каждый собранный рубль областной бюджет добавляет 50 копеек. Скорее всего, по предложению Ассоциации муниципальных образований, мы в 2011-м году увеличим размер софинансирования из расчета «рубль на рубль».

Но важно не только то, что таким образом собираются дополнительные средства для бюджетов поселений. Люди начинают видеть прямую связь между своими платежами и своими условиями жизни. Важно, что люди, как и в логике ситуации с повышением транспортного налога, отдав свои деньги, начинают реально спрашивать с власти за их расходование. Заметьте, не за расходование своего подоходного налога, а за в общем-то абсолютно небольшую сумму. Причем спрашивают вплоть до формата остановки главы поселения на улице и вопроса «куда дел мои 200 рублей?». И главы поселений начинают по-новому строить свою работу, публично отчитываться о выполнении работ, публиковать информацию в местной газете и так далее. То есть в результате самообложения мы можем говорить о повышении гражданской активности, о реальных попытках общества контролировать работу властей.

4. Товарищества собственников жилья

Институт товарищества собственников жилья, как минимум, так же эффективно, как и приватизация квартир, формирует у граждан чувство собственности со всеми вытекающими правами и обязанностями. С точки зрения повседневной жизни, повседневных забот, приватизация квартиры мало что меняет для человека. Создание же ТСЖ, с одной стороны, формирует совершенно новый для российских граждан круг обязанностей, и в этом плане является некоторым обременением, с другой – позволяет в случае эффективного управления добиться качественного улучшения условий своего проживания.

ТСЖ является российским аналогом термина «кондоминиум», который с латинского переводится как «совместное владение». Работа в рамках ТСЖ не только формирует в сознании граждан связь между собственными усилиями и комфортными условиями жизни, не только прививает навыки самостоятельного, без участия государства, решения тех или иных задач, но и учит именно совместным действиям, умению взаимодействовать в рамках коллектива с учетом интересов и мнений всех жителей. И все это, безусловно, в том числе и в абсолютно корыстных интересах каждого гражданина. Ведь граждане могут сами решить задачу заключения договора на вывоз мусора или поставку тепловой энергии гораздо эффективнее, и с точки зрения результата, и с точки зрения затрат, чем государство. Потому что это они собственники, это их деньги и их прямая личная заинтересованность.

Считаю, что государственная программа реформирования ЖКХ и деятельность Государственной корпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» носили и носят абсолютно правильный идеологический характер. Стимулирование создания ТСЖ или принятия решения о выборе управляющей компании через возможность попадания в программы капитального ремонта домов, сам принцип софинансирования капитального ремонта 95%+5%, предполагающий необходимость самим жильцам впервые, «впрямую» вкладывать свои деньги в общее имущество (кстати много общего с практикой самообложения), установка на то, что люди должны и сами контролировать качество выполняемых работ – всё это делает программы Фонда ЖКХ едва ли не самым важным и значительным из реализованных государственных начинаний, способствующих формированию гражданского общества.

Но деятельность Фонда ограничена временными рамками – 1 января 2012г. он должен прекратить свое существование. Очевидно, что до этого срока не будет сформирован полностью цивилизованный и конкурентный рынок услуг ЖКХ, и не будет полностью реализован потенциал повышения гражданской активности и гражданской ответственности через формирование института ТСЖ. Очевидно, что срок работы Фонда ЖКХ – недостаточный период для изменения ментальности людей. В том числе и поэтому звучат разговоры о необходимости продления периода деятельности Фонда. Я, вне зависимости от того, сколько еще проработает Фонд содействия реформированию ЖКХ, считаю необходимым федеральным и региональным органам власти продолжить работу в рамках его идеологии через формирование региональных фондов и новых программ софинансирования с участием регионального и муниципальных бюджетов. Наверное, это будут уже менее комфортные для граждан условия (например, 25% федеральный бюджет +25% региональный бюджет +25% местный бюджет +25% средства населения), но возможность для улучшения условий своего проживания и стимул для проявления активности должен остаться. Тем более что за время проведения реформы ЖКХ были сформирована качественная правовая база и накоплен большой практический опыт работы жилищных программ, позволяющий свести к минимуму все возможные риски, в том числе риск неэффективного расходования средств.

5. Негосударственное пенсионное обеспечение

НПО – один из классических примеров, подтверждающих всем известную мысль «каждый сам кузнец своего счастья». Вложение денег в свою пенсию свидетельствует о том, что человек чувствует свою ответственность за свое будущее. Он не надеется в полном объеме на государство, а сам, сокращая текущий уровень расходов, формирует размер своих будущих доходов.

Уровень распространения этого механизма в России и западных странах несопоставим, несмотря на формальное наличие в нашей стране правовых основ, соответствующей инфраструктуры, проводимых рекламных кампаний. Не пользуется популярностью и программа государственного софинансирования пенсий. За период действия Федерального закона № 56-ФЗ «О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений» менее 5% россиян, застрахованных в системе обязательного государственного страхования, стали уплачивать дополнительные страховые взносы на накопительную часть трудовой пенсии.

Это приводит в том числе и к тому, что в Российской Федерации коэффициент замещения утраченного заработка трудовой пенсией, составляющий 25-27%, ниже требований Международной организации труда (40%). Для сравнения: в Италии и Испании – 90%, в Швеции и Германии – 65%, во Франции, Японии и США – 50%.

Интересно, что, как показывают данные социологических исследований, основным фактором, влияющим на отказ граждан от участия в программе государственного софинансирования пенсии, является вовсе не недостаток средств, а неинформированность, неуверенность в том, что государство выполнит свои обязательства. Обе эти основные причины отнюдь не являются непреодолимыми и могут быть нивелированы за счет грамотной информационной работы и, разумеется, безусловного добросовестного исполнения государством обязательств по софинансированию (что, в общем-то, и так является фактом).

На мой взгляд, повысить уровень вовлеченности граждан в программы НПО позволит увеличение материального стимулирования, например, за счет средств региональных бюджетов. В некоторых регионах программы государственного софинансирования пенсий расширяются с формата «12+12» до «12+12+12». Таким образом, на каждый добровольно внесенный гражданином рубль в пределах от 2000 до 12000 рублей в год в счет своей будущей пенсии будет к рублю, добавляемому за счет федерального бюджета, вноситься еще один рубль за счет средств регионального бюджета. Данные программы в первую очередь могут реализовываться для категорий работников, которые оказываются наименее социально защищены, так как мероприятия пенсионной реформы для них не предусматривают введения накопительного принципа при формировании пенсий. К этой категории в первую очередь относятся граждане 1954 — 1966 (включительно) годов рождения, занятые в малооплачиваемой тарифной сетке бюджетной сферы, жители сельских территорий, а также предприниматели. Поколение 1967 года и моложе, занятые в указанных отраслях и сферах деятельности, также находятся в группе риска, и им необходимо создавать стимулирующие основания для формирования пенсионного будущего.

В Кировской области мы рассматриваем возможность запуска программы дополнительного регионального софинансирования пенсий для работников бюджетной сферы, поскольку по отношению к ним органы власти выступают в качестве работодателя и поскольку эта категория работников является одной из наименее социально защищенных. Кроме того, и информационно-разъяснительная работа на уровне региона, личные встречи в школах и больницах гораздо более эффективны, чем развешивание плакатов на МКАДе.

Развитие программ софинансирования пенсий позволит не только увеличить пенсионные накопления и ускорить процесс их формирования, но, я уверен, повлияет и на отношение граждан к самостоятельному и ответственному подходу к своему пенсионному будущему.

6. Добровольное страхование

Так же как и негосударственное пенсионное обеспечение, различные виды добровольного страхования формируют у человека чувство ответственности за свою судьбу. Страхование рисков является и абсолютно меркантильным интересом гражданина, поскольку гарантирует минимизацию потерь в случае непредвиденных обстоятельств.

На сегодняшний день по объемам страхования Россия катастрофически отстает от мировых лидеров по развитию этого рынка. Объем собираемой премии на одного жителя в России в 35 раз меньше, чем в Великобритании, в 20 раз меньше, чем в США, в 12 раз меньше, чем в Германии. Особенно ощутимо отставание в таком продукте, как страхование жизни. Здесь страховая премия на одного жителя в России составляет около 6 долларов, в Великобритании – 5700, в США – 1900, Германии – 1200. Такой разрыв в размере средств, расходуемых гражданами на различные виды страхования, не соответствует разнице ни в уровне зарплат, ни, например, в объеме валового внутреннего продукта на душу населении.

В США и странах Евросоюза государство не занимается восстановлением домов после стихийных бедствий. В подавляющем большинстве случаев имущество застраховано, и его потеря является, безусловно, проблемой, но не трагедией всей жизни. У нас же в случае пожаров, наводнений, просто каких-то непредвиденных ситуаций люди надеются только на государство, которое «поможет, поддержит и все компенсирует». В условиях сегодняшнего уровня распространенности страховых продуктов в России, наверное, правильно, что государство занимается, например, бесплатным восстановлением жилья, сгоревшего в результате лесных пожаров. Но, обратите внимание, одновременно с этим на государственном уровне звучат разговоры о том, что бесконечно такое положение вещей продолжаться не может и идеологически правильнее развивать добровольное страхование.

Отказываться от услуг страховых компаний наших граждан чаще всего заставляют три причины: отсутствие необходимости в страховании (36%), дороговизна страховых продуктов (24%), недоверие страховым компаниям (23%). Такие данные были получены Всероссийским центром изучения общественного мнения в ходе социологического исследования в 2009 году. Как мы видим, на первом месте не недостаток средств, а именно «идеологический» мотив, свидетельствующий в пользу логики рассуждений о том, что низкая распространенность страховых продуктов обусловлена особенностями нашего общества. Ведь почему европейцы и американцы видят необходимость страховать свою жизнь, здоровье, имущество, а россияне – нет.

Очевидно, что с точки зрения мотивирования наших сограждан на участие в различных программах добровольного страхования должна рассматриваться такая мера, как финансовое стимулирование, позволяющее снизить стоимость страхового продукта.

Финансовое стимулирование возможно либо через предоставление дополнительных налоговых вычетов (это относится к федеральным полномочиям), либо через софинансирование (подобные программы могут быть приняты и на региональном уровне).

Например, я считаю, что в рамках той же логики, что и с негосударственным пенсионным обеспечением, на уровне регионов целесообразно рассматривать возможность реализации программы софинансирования добровольного медицинского страхования для работников бюджетной сферы. Таким образом, в дополнение к цели формирования ответственного отношения к самому себе и своему будущему мы повысим и качество медицинского обслуживания этой категории работников, а значит, последовательно, и качество трудовых ресурсов, и качество предоставляемых населению услуг. Перспективным направлением, на мой взгляд, является софинансирование страхования профессиональной ответственности медицинского персонала. Уверен, эта идея найдет широкую поддержку в медицинской среде, ведь с таким предложением, кстати, ко мне обратился профсоюз медицинских работников.

7. Развитие процедуры общественных слушаний

Этот механизм законодательно прописан для ряда ситуаций, и уже в определенных случаях слушания действительно становятся площадкой столкновения мнений и реального, а не номинального общественного обсуждения. Вспомним, например, резонанс слушаний в Екатеринбурге по изменению Устава города. Регулярно, на уровне муниципалитетов и иногда даже городов федерального значения «сталкиваются лбами» различные позиции и интересы по градостроительным вопросам, правилам и частным ситуациям застройки и так далее. Собственно, когда интерес общества есть – оно в общественных слушаниях участвует. И это еще раз доказывает то, что гражданская активность проявляется при наличии прямых меркантильных интересов. Например, общественные слушания об исполнении бюджета не вызывают практически никакого интереса, обратные примеры я уже приводил.

Поэтому необходим курс на развитие этого механизма. Можно говорить о дальнейшей институализации этой процедуры через расширение случаев ее применения, формализацию порядка учета решений слушаний, через, возможно, их закрепление на площадке региональных Общественных палат (что правильно по сути, но, как говорится, «возможны нюансы», учитывая особенности появления и формирования состава этих палат) и так далее.

Могу сказать, что в Кировской области уже сегодня большинство важнейших законопроектов и областных программ проходит общественное обсуждение в самых разных форматах: в Торгово-промышленной палате, профессиональных сообществах, Общественной палате. Причем рассматриваются как проекты тех ли иных решений и инициатив, так и в последующем их результаты в случае принятия.

***

«Семь меркантильных шагов к гражданскому обществу» - это идеологическая платформа, конкретизированная в наборе механизмов, нуждающихся в поддержке и развитии со стороны государства.

В заключение повторюсь: список семи шагов не исчерпывающий. Например, можно еще говорить о поддержке жилищно-строительных кооперативов и ряде других механизмов и институтов. Поэтому мой доклад можно рассматривать как приглашение к диалогу как в широком контексте – вообще обсуждение путей и способов модернизации российского общества, так и в узком – поиске новых «шагов». «Шагов», направленных на формирование новых ценностных установок у наших граждан, переосмысление своей роли во взаимоотношениях власти и общества. А это, на мой взгляд, самое главное, что необходимо сделать для модернизации общества. От прогресса и успеха в решении этой задачи зависит судьба всего модернизационного проекта, а значит, будущее нашей страны.

Никита Белых,
Губернатор Кировской области

Наиболее искомые запросы:

  • хосе ортега и гассет о спортивном происхождении государства
  • бухгалтерская отчетность некоммерческих организаций
  • медведев сокращение инвалидов 40% 2008 год
  • спонсорство меценатство
  • Турслет киров туризм
  • ткачев